Несмотря на попытки первого свидетеля обвинения главврача онкодиспансера Базюка отвести подозрения от бывшего начальства, суд по делу «фармации» продолжается и сторона обвинения продолжает приглашать свидетелей.

   Вторым допросили главного врача станции переливания крови Марата Хапмана. В отличие от Базюка, его показания были четкими и ясными — давление на главврачей по поводу совместных закупок оказывалось регулярно.

   Следует отметить, что увидеть Хапмана никто явно не ожидал, а экс-депутат Игорь Тихонов даже занервничал. Показания Хапмана полностью совпали с позицией следствия.

   Главврач утвердительно ответил на вопрос о явном завышении цен на лекарства и медизделия «Ульяновскфармацией». Без «УльяновскФармации», закупки проходили быстрее и дешевле, но министры вынуждали медучреждение заключать договоры с ней. «Мы были обязаны, нам поставили, что мы обязаны закупать у «УльяновскФармации» все изделия медназначения и лекарственные препараты. Обязывали нас министры и Тихонов», — заявил Хапман.

   А вот Кузнецову и Когана главврач обвинять ни в чем не стал, по его словам, даже если бы руководители «фармации» ему что-то приказали, то он бы их не послушал, так как им просто не подчинялся.

   Также медик отметил полную неэффективность совместных закупок и невыгодность работы с «УльяновскФармацией». Также Хапман заявил, что бывшего замминистра здравоохранения Юрия Егорушина уволили за то, что он был против совместных закупок.

   Адвокаты попробовали запутать Марата Хапмана, задавая ему разные вопросы, а когда это не удалось даже попробовали заявить ходатайство на отвод судьи за то, что тот, якобы, не способствовал состязательности в процессе.

   Ходатайство в итоге удовлетворено не было.

   Третьим свидетелем стала Татьяна Танаева, которая в 2017 году занимала должность заместителя главврача Ульяновской областной клинической больницы и отвечала за госзакупки.

   По ее словам, пресловутая закупка медицинского кислорода, на которой и погорели фигуранты дела «фармации», изначально была «купленной». Готовиться к аукциону начали заранее, еще в конце лета 2017 года. Местный поставщик «Озон» тогда сильно поднял цены, и УОКБ начала подыскивать другого.

   Представители иногородних поставщиков даже приезжали в Ульяновск, чтобы изучить техническую возможность поставки газа, однако когда дело дошло до торгов, поставщик на них не заявился, сообщив в личном разговоре, что результаты аукциона уже куплены, и известно, что больница будет закупать кислород у «УльяновскФармации.

   Также, по словам Танаевой, несколько раз областная больница пыталась провести самостоятельные закупки кислорода, но на эти аукционы никто не заявился. Тот же «Озон» заявил, что не будлет заявляться на укцион, так как известно, что УОКБ будет закупать кислород у «УльяновскФармации».

   В результате больнице пришлось участвовать в совместной закупке, где кислород стоил 31 рубль за килограмм. Чтобы показать насколько это много, Танаева привела для примера данные по ценам за последние пять лет. Так, на 2015 год цена за килограмм кислорода составляла 12 рублей, на 2016-й – 19,25 рублей, на 2017-й – 24,87 рублей, на 2018-й – 31 рубль, на 2019-й – 15,5 рубля, а на 2020 и вовсе 10 рублей.

   В чем причина такого разброса цен — неизвестно. Вроде бы неурожая кислорода в 2018 году не наблюдалось, да и избытка его в 2020 году тоже незаметно.

   Адвокаты потребовали предоставить им копии всех документов по закупкам кислорода за последние пять лет и заключения комиссии по эффективности госзакупок за эти годы.

   Тем не менее, уже сейчас становится ясно, что стороне защиты придется сильно постараться для того, чтобы оправдать своих подопечных. Наш портал тем временем продолжает следить за развитием событий.


Добавить комментарий