«Это не просто грусть, а ощущение какой-то пустоты. Таких людей невозможно забыть», – эти слова дирижера Валерия Гергиева, посвященные смерти великой балерины Майи Плисецкой, стали практически эпиграфом его приезда в Ульяновск. Сегодня он, кого еще при жизни начали называть классиком, выступит на сцене Ленинского мемориала вместе с труппой Мариинского театра. Но это выступление вряд ли дастся ему легко. Буквально вчера он потерял своего, как оказалось, близкого друга – грациозную балерину, которую он с большим уважением называет Майей Михайловной. На ульяновском вокзале знаменитого режиссера встречал корреспондент Рупор73.

   Как только Валерий Абисалович вышел из вагона, усталый с дороги и немного потерянный, он как-то застенчиво осмотрел окруживших его стеной журналистов. «Такого приема нигде не было», – тихо произнес он. Руку ему пожал губернатор, они обменялись парой слов, но легкое смущение не покидало дирижера. Его грозный взгляд, казалось, не замечал происходящего вокруг.

   Внезапно, не став слушать ничьих вопросов, он заговорил тихо, но отчетливо о гибели человека, который, как оказалось, был его близким другом. Буквально вчера весь мир ошарашила весть о смерти знаменитой балерины – Майи Михайловны Плисецкой. Этой потери Гергиев и посвятил свои первые слова на симбирской земле. И только потом, уже выговорившись, уже обретя почву под ногами, очень уважительно и по-настоящему интеллигентно рассказал о предстоящем концерте, поблагодарил стоявшего рядом Морозова и поделился своим мнением об ульяновском детском хоре.

   Услышав  вопрос о том, какие из своих достижений он считает наиболее весомыми, он не думал ни секунды.

   - Я вложил почти все свои силы в работу с коллективом Мариинского театра. Я 27-ой год возглавляю этот коллектив. У нас выдающая труппа – и оперная, и балетная, и оркестр, и хор. Сегодня 3 главных площадки Мариинского театра принимают около 5 тысяч человек ежедневно, по воскресеньям – порядка 10 тысяч. Это один из самых мощных комплексов в мире, если не самый мощный. Этим можно гордиться, но это не мои усилия, а усилия всего коллектива.

   Продолжая размышлять над тем, каковы его достижения, маэстро заметил, что его труппа не забывает российских городов, хотя является желанной гостьей любой музыкальной площадки мира.

   - Главное достижение – это то, что мы продолжаем выступать в Нью-Йорке, в Париже и в Лондоне, в Китае и в Японии. Но при этом нам удалось разделить наше время, чтобы никто в России не мог говорить, что петербургская труппа,  знаменитая на весь мир, нацелена только на выступление в крупнейших мировых театрах, к которым можно отнести «Метрополитен-опера» в Нью-Йорке или Королевскую оперу в Лондоне, Парижскую оперу, конечно. Мы выступаем там тоже, но не забываем и о России.

   Нужно заметить, что Ульяновская область – это уже 21-ый регион, который за последнее время объехала с гастролями труппа Мариинки. И везде – с бессменным руководителем, с Валерием Гергиевым. Впрочем, для самого режиссера это уже не первый приезд в Ульяновск. Как он сам отмечает, впервые в нашем городе он выступал «лет 30 назад», когда был «молодым-молодым».

   Перронный разговор был, конечно, недолгим – буквально 10 минут на все. Чувствовалась усталость после пути, да и концерт уже сегодня вечером – нужно репетировать. Но и не сказать еще раз о самом важном Гергиев тоже не смог:

   - Уход Майи Михайловны, несмотря на то, что она прожила почти 90 лет, – это преждевременный уход, потому что она была в великолепном состоянии. Она великолепно помнила то, что происходило и 60 лет назад, и 70 лет назад. Мы общались очень тесно в последние время. Сегодня можно говорить, что Большой театр потерял легенду истории балета, но последние 10-15 лет она гораздо чаще бывала в Мариинском театра. Произведения ее супруга-композитора, моего огромного друга Родиона Щедрина, прошли у нас через огромное количество постановок. Мы исполняли буквально 20 дней назад на открытии фестиваля в Москве его концерт. Там был Денис Мацуев, Майя Михайловна была в зале, он сам был в зале. Мы исполнили «Левшу». Это новая опера, которую Щедрин посвятил нашему коллективу и мне. Это великолепное произведение по Лескову. Знаменитая блоха, которую подковал Левша – это известная часть этой истории, а вот судьба самого Левши – это то, что привлекло Родиона Константиновича. Он и сейчас работает над созданием оперы. И мы обязательно исполним эту оперу, как только она будет готова. Я ему сейчас звонил. Он знает, что Майя Михайловна хотела, чтобы эта опера как можно быстрее увидела свет».

   Секундная пауза, взгляд, направленный скорее внутрь, чем на нас – и последняя реплика: «Это не просто грусть, а ощущение какой-то пустоты. Таких людей невозможно забыть».

   Все остальное маэстро, наверное, скажет сегодня, но уже не словами. Его концерт передаст все лучше слов.


Добавить комментарий