В Ульяновске побывал публицист, журналист, телеведущий, политический консультант, член партии «Справедливая Россия», участник интеллектуальных игр Анатолий Вассерман. Корреспонденту Рупора удалось встретиться с Анатолием Александровичем и задать несколько вопросов про Ульяновскую область, про политику и про ситуацию в стране в целом. Ниже мы публикуем полную расшифровку беседы.

   Вы много путешествуете по стране, многое видите, общаетесь с молодыми и взрослыми людьми, наблюдаете обстановку. В том числе бываете и в нашем регионе. Какое ваше мнение об Ульяновской области?

- К сожалению, хотя я езжу очень много, но реальную обстановку почти не наблюдаю, поскольку езжу либо на турниры по интеллектуальным играм, либо на мероприятия с очень насыщенным графиком. Поэтому возможности наблюдать что-либо своими глазами почти нет. Могу судить только по статистике. 

   Что же касается статистики, то, насколько мне известно, Ульяновская область, мягко говоря, далеко не самая преуспевающая. И связано это, прежде всего, с тем, что в советское время здесь было очень много предприятий сравнительно высокотехнологичных и работающих на внутренний рынок.

   После обрушения внутреннего рынка усилиями реформаторов горбачевской и ельцинской команд область так и не нашла себе нового применения. Это, конечно, с одной стороны плохо. Из-за того, что люди вынуждены жить заметно хуже, чем во многих других областях. Но, с другой стороны, есть ощущение, что именно вот этот высокотехнологичный потенциал скоро вновь окажется востребован.

   Понятно, что старые производства не удастся использовать впрямую. Понятно, что и люди, работавшие на этих производствах, в значительной степени уже вышли из возраста активной деятельности. 

   Но тем не менее, общее настроение, общая нацеленность на внутренний рынок и на высокотехнологичное производство может сыграть очень важную психологическую роль в достаточно скором будущем. Поэтому надеюсь,  что при очередном изменении экономической политики страны на Ульяновской области это скажется наиболее положительным образом. 

   Есть такая поговорка: когда караван поворачивает, хромой верблюд оказывается впереди. Но, конечно, эта поговорка грустная, ибо хромой верблюд останется хромым и снова отстанет. Но я вовсе не считаю, что Ульяновская область – это хромой верблюд. Это верблюд, с самого начала нацеленный на другой путь. 

   У нас буквально с конца прошлого года стали появляться несколько интеллектуальных игр, таких, как «Знаю, буду, смогу», «Реквизит» и «Мозгобойня». Досуг у многих сразу изменился, участвовать в этом становится престижно и интересно. 

 - Я в Ульяновск езжу довольно регулярно, начиная с середины 90-х годов на классические соревнования по спортивному «Что? Где? Когда?». Сам этот вид спорта в нынешнем своем виде сформировался во второй половине 89 года. Первый тур первого официального турнира состоялся 16 декабря 89 года. 

   В Ульяновск я впервые приехал то ли в 93, то ли в 94 году. Здесь большие турниры проводятся ежегодно. Причем в рамках Поволжской лиги, объединяющей практически все расположенные на Волге областные центры. 

   Ну, что касается престижности интеллектуальных игр – о ней я как-то не очень задумывался, потому что интеллектуальные игры, прежде всего, доставляют очень большое удовольствие. Думать вообще приятно, а тут формат, в котором мышление ещё и хорошо организовано.

   Поэтому для меня эти игры - это такое удовольствие, что я на них трачу весьма ощутимые деньги, но оно того стоит. Кстати, игровой сезон в «Что? Где? Когда?» начинается в сентябре. Так вот за прошлый игровой сезон в официальных турнирах, о которых сообщаются сведения в международную ассоциацию клубов «Что? Где? Когда?», успели поучаствовать за год 4200 команд по всему миру.

   Что касается всех названных вами форматов, то они более развлекательные, чем спортивное «Что? Где? Когда?». Они пока ещё далеко не так хорошо проработаны технически и концептуально. Трудно сказать, какое будущее их ждет. В любом случае, двери спортивного «Что? Где? Когда?» открыты для всех.

   На ваш взгляд, почему были плачевные результаты на выборах «Справедливой России»? Из тех 25 проектов, которые презентовала партия, наиболее важные?

- На мой взгляд, все эти законы настолько актуальны, что я не берусь советовать, какой из них выбирать в первую очередь. Тем более, что они взаимосвязаны. Что каждый из них в отдельности даст значительно меньший эффект, чем если их принять вместе со всеми остальными.

   Касательно причин поражения «Справедливой России». У нас, начиная с декабря 1999 года выборы довольно регулярно выигрывает партия, выстоявшая один-единственный лозунг «господин назначил меня любимой женой», при том что сам господин по этому поводу никогда ничего не говорил. 

   Но ещё Партия Единства, организованная в противовес Партии Отечества, прошла в 99-м избирательную компанию под единственным лозунгом «Мы с Путиным». Он тогда уже был премьером к началу предвыборной компании. Уже успел буквально в первые дни руководства правительством показать себя очень эффективно. Более того, тогда даже партия «Союз правых сил» сумела зацепиться за его авторитет и прорваться в Госдуму.

   Отдавать авторитет Президента партии, которая, мягко говоря, не во всем с ним согласна – это несколько странно.

   Были и другие факторы. В частности, то, что многие кандидаты от «Единой России» располагали возможностью давить конкурентов деньгами, причем совершенно легальным способом. Приведу пример из своего опыта. 

   Я баллотировался по одному из московских округов, охватывавшего, в основном, восточный административный округ. Так вот, «Единая Россия» в мае провела праймериз, предварительные выборы.

   Во-первых, эти предварительные выборы послужили для неё очень мощной рекламой сами по себе. Во-вторых, победивший в этом округе кандидат от «Единой России» просто оплатил сохранение своей наружной рекламы до момента официального начала избирательной компании. Тогда ему пришлось уже по закону эту старую свою рекламу снимать. 

   Это стоило ему немало. Но благодаря этому весь округ знал, что вот такой кандидат есть, тогда как другие кандидаты располагали средствами в пределах официального фонда, а то и существенно меньшими. Официально кандидат имел право потратить до 15 млн рублей. Я потратил 1 млн, поскольку больше не набрал. 

   В результате очень многие избиратели, встречавшиеся со мной в разных обстоятельствах после выборов, говорили, что узнали, о том, что я баллотируюсь, только заглянув в бюллетень. 

   Это показывает, что вот эти самые праймериз, с того момента, как их использовала одна партия, становятся необходимыми для всех. Потому что это оказалось очень мощным средством дополнительной агитации. 

   Ну и что касается 25 законопроектов. Общий объем распространенной предвыборной рекламы был таков, что узнали о них лишь очень немногие. Так что, я думаю,  тут сработал закон Матфея. В Евангелии от Матфея сказано  - имущему добавится, а у неимущего отнимется и то, что имеется.  

   Я понимаю, что у «Справедливой России» фонды намного меньше, чем у «Единой России», хотя бы потому что государство доплачивает каждой партии за каждый собранный голос. И, соответственно, чем меньше голосов, тем меньше возможностей привлечь их на следующих выборах. Мне кажется, что, что у партии было, было потрачено не лучшим образом. 

   А это не связано с тем, что у партии «Справедливая Россия» была недостаточно сильная позиция? Потому люди выбирали «Единую Россию», которая ассоциируется у людей с Путиным?

- Конечно, у правящей партии, не делающей слишком уж много ошибок, много шансов остаться правящей. Но именно поэтому, как мне представляется, основные направления агитации «Справедливой России» должны были быть сосредоточены на следующих аспектах. Господин никого не назначал любимой женой, «Единая Россия» связана, в первую очередь, с экономическим блоком, а он у нас, в отличие от силового, если и работает, то из рук вон плохо. И у нас есть четкая программа – вот эти самые 25 законопроектов, которые нужны людям, но именно поэтому не нужны «Единой России». Надо было, вероятно, вести полемику, острее.

   В Ульяновске ЕР не набрала очень много, но в сельских районах – от 60% и гораздо больше. Не говорит это ли о том, что люди в сёлах больше доверяют «Единой России» как той самой пресловутой любимой жене? 

- Село, как правило, вообще гораздо консервативней города. Мне трудно сказать, как работать именно на селе. Но думаю, что на селе ещё важней, чем в городе этот тезис «Единая Россия»  едина только по названию.

   Кстати, мне во время той предвыборной компании попадалось агитации гораздо больше от «Единой России», чем от всех остальных партий, вместе взятых. В агитации остальных партий не было, на мой взгляд, адекватной оценки деятельности «Единой России». В таких условиях, по сути, никем не оспариваемая, партия сохранила своё господство.

   Анатолий Александрович, вы сказали, что позиция «Справедливой России» поддержать действующего главу государства была правильной. Но разве это не является ослаблением позиции самой партии в глазах простых граждан?

- Партия сказала, что поддерживает действующего президента. Но в то же время, в партии сохранилась критика экономического курса, не политического.

   Если отвлечься от политики. После трагедии в Кемерове весь интернет заполонили ролики и посты про то, что на самом деле в том пожаре погибло гораздо больше людей, а «власти скрывают». Их потом даже прозвали трупоедами. Что с такими явлениями делать? 

- Ну, во-первых, сама интернет-аудитория довольно быстро сама организовала борьбу с этими вбросами. Во-вторых, сейчас готовится законодательное решение, вводящее ответственность за публикацию заведомо ложных сведений, причем не только в интернете, но и в любых СМИ. Но, всё-таки, мне кажется, интернет-реакция будет оперативнее, а, значит и эффективнее.

   Не так давно ходили слухи и даже рассматривались законопроекты о том, чтобы пускать граждан в интернет только по паспорту. Есть ли в этом какой-то смысл? 

- Мне тоже представляется, что анонимность в интернете влечет больше отрицательных последствий, чем положительных. Ну а уж полная анонимность, вроде публикаций вовсе без подписи, вредна и для самого публикующегося, ибо не позволяет набрать авторитет. Кстати, я в своем «Живом Журнале» в конце концов, накопив изрядный опыт, запретил анонимные публикации. 

   Запретил, не потому, что хочу кого-то разоблачать, а потому, что очень трудно следить за ходом дискуссии, где участвуют несколько анонимов. Невозможно отследить развитие чьих-то мыслей. Поэтому мне анонимность в рамках сколько-нибудь серьёзных дискуссий представляется вредной для самих участников. С моей точки зрения интернет по паспорту – это решение, в конечном счете, полезное для интернета в целом.

   Это неизбежность, или всё-таки будут оставаться на просторах сети анонимные авторы?

- Трудно сказать. Есть средства анонимизации в интернете. Есть возможность в любом случае скрыться от ответственности. Но, ещё раз повторюсь, в целом – анонимность скорее вредна, чем полезна. 

   Вы говорили о том, что хотите отменить все законопроекты об образовании, введенные в постсоветский период. С чем это связано?

- Даже не в постсоветское. На мой взгляд, образование вступило на ошибочный путь развития ещё в 70-е годы. В нашей стране первым ошибочным шагом был переход к учебникам по точным наукам, написанным академиками с громадными знаниями по этим точным наукам, но без опыта самостоятельного преподавания.

   В результате эти учебники оказались методически не состоятельны. Изучение этих наук резко затруднилось. В этом смысле учебники математики Киселёва и учебники физики Пёрышкина, далеко не такие академически строгие, были гораздо полезнее как учебники. 

   Но в мире главной ошибкой в развитии образования стал отказ от формирования целостной картины мира в пользу натаскивания на конкретные решения конкретных проблем. Это привело к тому, что при любом изменении спектра задач человек вынужден переучиваться практически с нуля, тогда как человек, обладающий целостной картиной мира при переходе к другим задачам может самостоятельно доучиваться всему необходимому.

   Вот именно этот отказ от формирования целостной картины мира – это стратегическая ошибка, которую необходимо устранить.

   И вопрос про сферу жилищно-коммунального хозяйства. В Ульяновской области, да и в целом по стране это очень большая проблема сейчас. Ваши мысли по поводу того, как сейчас нужно её решать?

- Один разумный шаг недавно сделан. А именно – разрешили гражданам платить поставщикам услуг напрямую, а не через посредство управляющей компании. Это существенно ограничило возможности воровства и уменьшило риск того, что поставки услуг будут идти со сбоями.

   Я думаю, что вообще концепция конкурирующих управляющих компаний влечет больше потерь, чем благ. Потому что в условиях, когда плоды деятельности компании проявляются далеко не сразу, есть множество возможностей наворовать и убежать, прежде чем последствия этого воровства станут заметны. В этом смысле государственная система ЖКХ при всех недостатках, связанных с монополизмом, была надежней в том отношении, что всегда было с кого спросить. Поэтому я не исключаю, что дальнейшее развитие ЖКХ вернется к государственной структуре.

   После визита именитого журналиста в местной ячейке «Справедливой России» расширили актуальную повестку для своей деятельности. Теперь в ней особое место займут проблемы по жилищно-коммунальному хозяйству и образованию. 

   Кроме того, в ходе переговоров с Анатолием Вассерманом местные члены партии получили дополнительные сведения о том, как вести разъяснительную работу с населением и о том, как наиболее эффективно и полно раскрыть гражданам позицию партии.

Фото: Рупор73



Добавить комментарий