Перед началом пресс-конференции журналистов предупредили, что кадровые решения теперь уже бывший Митрополит Симбирский и Новоспасский Феофан, который вот-вот покинет наш город, комментировать не будет. И всё равно подобные вопросы были, и Владыка на них ответил. Как, впрочем, и на все остальные. Говорил он сегодня много: про то, что успел и не успел сделать, про межконфессиональные отношения, про Северный Кавкази и даже про ИГИЛ.  Прощание Владыки было очень трогательным – Феофан всё повторял, как он полюбил наш город, упорно называя его Симбирском, и как переживает за замечательных людей. А в конце сказал всё-таки не «прощай», а «до свидания».

Вступительное слово Владыки:

   «Думаю, на многие вопросы отвечу прежде вас. Вы знаете, что состоялось заседание Священного синода, и ваш покорный слуга переведен из Симбирской митрополии на Казанскую. Обычно мне задают вопрос – а как вам, жалко? Когда дерево пересаживают, оно "перебаливает". Это естественное состояние. А тем более человек. Тем более, когда ты что-то успел сделать, что-то наметил, но вдруг обстоятельства ставят перед конкретным фактом. В церкви нет понятия «хочу», «нравится», «не нравится» , «устраивает» или «не устраивает». Когда мы принимаем сан, мы принимаем и присягу, даже её подписываем, чтобы быть в полном послушании. Это та норма, которая издревле существовала в церкви. Поэтому есть даже такая формула «с радостью приемлю, ничтоже вопреки глаголю».

Ответы на вопросы журналистов

- Казань - достаточно многоконфессиональный регион. Насколько органично может быть воспринят курс «основы православной культуры», и какое внимание вы будете ему уделять в Казани?

- Почти 10 лет на Северном Кавказе. Перед вами сидит тот епископ, который был у истоков продвижения основ православной культуры в целом в нашем государстве, а когда возглавлял северокавказскую кафедру, и был пилотный проект, три субъекта федерации были в моей епархии - Ставропольский край, Карачаево-Черкессия и Чечня. Вот это надуманные страхи: а насколько, а мы многоконфессиональные, а мы светское государство…

Откуда вообще-то понятие ИГИЛ, экстремизм? Откуда их ряды пополняются? От невежества. Человек, не знающий истоки своей духовной культуры, попадает в недружественные отношения с носителями другой. Нет и понимания, что нужно уважать человека другой культуры. Религиозная безграмотность порождает те уродливые явления, которые мешают нам жить. Нам, как рыбкам, под видом истины кидают приманки. От которых трудно сорваться с крючка.

Так вот, очень важна духовная грамотность и знание корней. Да, мы многоконфессиональные, но основные религии две. Я считаю, что основы православия должны быть в школе. Так же, как и основы ислама. Как и других традиционных религий. Ну а коль не хошь – выбирай светскую этику или же мировые религии. Хотя понятие светской этики… Этика должна присутствовать в школе красной канвой везде.

Понятие светское и атеистическое все время путают. Но нет же у нас идеологии сейчас, и нет атеизма. Атеизм – это же религия была. Мы свободны в выборе.

И потом по опыту на Северном Кавказе: говорили, что это разделят. Наоборот, не разделило. В тех школах, где ввели основы православной культуры, они наиболее идентичными становились. Как и те, в которых основы исламской. Помню, встречался с Рамзаном Кадыровым (президент Чечни — Прим.ред.), он мне говорит: «Слушай, я тебя очень прошу, у нас немного православных. Давай мы будут изучать основы православной культуры, а мои, конечно же, ислам будут». Восстановили несколько храмов, строили. Поэтому основы никому не мешают.

- Вы говорили, о том, что что-то успели, что-то нет. Как бы оценили итоги своей деятельности в Ульяновской области?

 - Кажется, мне удалось изменить отношения церкви и общества, церкви и государственной власти, отношения с другими религиями. Вот это самое главное. Я не буду комментировать – если вы местный, то знаете, о чём я говорю.

Второе. Когда я приехал, были очень большие проблемы с кафедральным собором. Везде было что-то не так. Мне сказали, не наведешь ты порядок, собор не достроишь. Я открытым текстом говорю – я навел порядок и достроил собор. Этот факт налицо. А те, кто так говорил… Ну что, «приди и виждь», больше я ничего не скажу.

Здесь давно приглашали Святейшего Патриарха. 400 лет его не было. Факт позади – визит Патриарха состоялся. Оценка такова – «это был мой лучший визит по организации, приёму, по общению с симбирянами». Лучший визит! Если кто был, вы помните, с какой любовью мы все встречали Патриарха. И несмотря на то, что он усталый был, мы все попросили его, чтобы он свою патриаршую миссию исполнил здесь. Помните, я говорил о том, что необходим всё-таки древний спасский монастырь. Там размещалось отделение полиции, и невозможно было ничего сделать. А монастырь надо было – там расстреляли 22 монахини в 17-м году. Мне говорили – не получиться, ты не лезь. Сегодня там уже монастырь функционирует. Спокойно с милицией ударили по рукам, подписали акт.

Все, кто из Симбирска, знают здание на Льва Толстого 73, особняк, где я живу. Когда я ехал сюда, мне говорили – мы вам гостиницу снимем, Владыка. «Есть там всё», спрашиваю? «Ну да, есть там всё, но не очень уютно, невозможно там жить…» Я говорю, мол, поеду все-таки, не люблю в гостиницах. Я поселился. Правда, четвероногие там ходили иногда рядом со мной, что-то трещало, что-то пылилось… На сегодня, не преувиличиваю – если новый Владыка пустит, приезжайте посмотрите – это отреставрированное лучшее здание старинное у нас в городе.

Я говорил о том, что мы будем так же работать с молодежью. Ну я вспоминаю сейчас, правда, не знаю, как этот Владыка поступит, массовое крещение на Свияге. В атеистическом, красного пояса, Симбирске. Или постоянные встречи со студентами, общественностью. Или совершенно новое явление – впервые совместный православно-мусульманский лагерь. Мы живем в одном доме, и задача наша – не разделить, открыться друг другу. Хватит нам этого. Хватит. Наелись досыта.

Я многие вещи могу сказать. Проект на Никольской горе готов. Опять же, как новый Владыка распорядится. Вообще, мой принцип – декларировать то, что я сделаю. А если продекларировал, обязательно исполнять. Вот говорили – Владыка с властями, а что я с властями? Ведь никто не знает, что если надо говорить, Владыка очень твердо отстаивал позицию свою. Проработано всё было, чтобы здание духовного училища было возращено церкви. Я прочитал статью сейчас, опять вой какой-то… Есть здесь коммунисты? И вот этот парень от коммунистов, лидер, который во всех партиях побывал, очень активный сейчас. Не знает, с чего начать говорить – то разрушали храмы, а теперь за церковь болеет, но только с другой стороны. Училище -  историческая справедливость должна восторжествовать. Единственный регион Поволжья, где нет семинарии, нет духовного образования. Говорят: а вот факультет есть. Факультет-то есть, а там храм был. И вот процесс этот пошёл. Я надеюсь, что мой преемник… Тоже, ещё раз повторяю, не ради конфронтации. Всегда можно найти решение позитивное. И улучшить быт.

- А что не удалось сделать?

- Да я уже говорил: не удалось вопрос с семинарией решить, не удалось в Сурском монастырь открыть, на Верхней террасе нормально открыть – на всё это не хватило времени. А много ещё удалось: ОПК (основы православной культуры – Прим.ред.) сейчас 20% изучают, я думаю мы бы и дальше шли по этому пути. Не удалось очень многое. А самое главное, что не удалось – всем мозги перевернуть. Чтобы поняли, что мы страна православная. Мы носители своей культуры. Но я в прошлое воскресенье порадовался. В Спасо-вознесенском соборе стояло почти 2/3 мужчин. Около сотни детей. Вот что необходимо, чтобы мы не были Иванами, не помнящими родства.

Ещё не удалось – была мечта создать свою хорошую студию. Чтобы даже делали и фильмы. Камера работает у нас, и мы делаем продукт, отдаем его на разные каналы. Многое не удалось… А чтобы всё удалось, не хватит жизни. Никогда не удастся до конца. Если человек скажет, что всё сделал, значит ошибся.

 - Вы оговорились, что не обсуждаете приказы. Но у вас есть какое-то свое видение для того, почему произошла рокировка?

 - Я вам открыто говорю:  мой опыт – моя ноша. Тот опыт церковно-дипломатический, межконфессиональный, вновь и вновь оказывается востребованным. Казань, как вы уже сказали, многонациональный, межконфессиональный регион. Замечательный потенциал развития. Опыт Владыки потребовался и там.

 - Что вы о своём преемнике можете сказать?

 - Я бы не хотел, это было бы неэтично…

 - Нет, я не про этику, я в общем…

- Замечательный человек, много лет в церкви, 25 лет окормлял епархию ту. Кажется, были проблемы со здоровьем, два инфаркта… Человек тоже иногда устаёт. Он хороший архипастырь, дай Бог, чтобы здесь ему всё удавалось, как в Казани. А я был бы рад, если бы какие-то мои проекты были продолжены.

 - Будет продолжена работа по восстановлению храмов? Не боитесь, после того, как уедете, что она остановится?

- Не боюсь. Это общецерковная линия и министерства культуры… В этом плане сделалось очень многое. Говорят, где деньги брать? Я скажу. Практически из каждого поселения, где разрушенный храм, вышел как говорится кто-то, кто стоит на ногах. И вот не надо никаких денег: давай-ка потихоньку крышу накроем, камешки разрушенные вставим на место… И так постепенно все храмы будут восстановлены. И государство должно участвовать, и церковь.

 - Массовое крещение, запланированное на 28 число, пройдёт по плану?

- Не могу вам сказать, это не в моей  власти. Как уж соизволит новый митрополит.

 - Раз такая рокировка происходит, официально вы зоветесь митрополитом Казанским. А когда переезд произойдёт?

- Официально объявляю: в воскресенье Божественная литургия – прощание с паствой. А в понедельник уже буду в Казани, в Кремле. Открытие выставки и прочее.

 - Вы были в Беслане, в 93-м году общались с Гурцким и Хасбулатовым. В таких ситуациях нужна отвага. Что такое отвага верующего человека?

- В какой-то момент я перестал вообще бояться. С 77 по 82 год я был на святой земле – теракты, взрывы… А в 93 году решали, кто пойдёт на переговоры, и пошёл ваш покорный слуга, потому что большой дипломатический опыт. Там я понюхал пороху. Страх – это естественное состояние жизни. Страх перед смертью - это свидетельство вечности души. Но и есть понимание того, кто душу положит за други своя. Очень важно спасти других, жертвуя собой, если потребуется.

 - Для митрополии хорошо или плохо, что так часто меняются митрополиты?

- Трудно сказать… я бы не хотел лезть не в свою сферу, не я ж меняю. Всё зависит от обстоятельств. На чаше весов, наверно, полезность общецерковного масштаба.

 - Понравилось ли Ульяновске, захотите ли вернуться сюда снова? С каким чувством покидаете город?

- Мне понравился очень Симбирск, понравились люди. Я нашёл здесь общий язык не только с руководством, но и просто с людьми. Вы видите – я никогда не занимался «страусиной политикой», очень четко говорил: замечательный город с замечательной историей. Но очень трагической. Город дал нам Карамзина, Гончарова, Пластова. Но и вождь мировой революции, и Керенский… Я не буду говорить сейчас, что разрушена страна была, куча жертв. Это тоже всё было. Город с особой судьбой, с особыми корнями. Но город прекрасный, в красивом месте стоит, с хорошими людьми. Вот если бы меня спросили – что пожелал бы Владыка сейчас, ответил – не деритесь друг с другом. Я не хочу сейчас говорить: те или эти хорошие, власть или не власть. В любом случае не надо расшатывать ситуацию. Особенно в сегодняшнее непростое время. Основное - это консолидация, а не противостояние. К чему приводят майданы, все знают. Революция нам не нужна, а нужен эволюционный путь, совершенствование.

 - Наверняка вы в курсе, что происходит в Казанской митрополии. Какие-то планы, наметки есть?

 - Никаких планов! Начинать надо с молитвы. Познакомиться, не прыгать в воду, не зная броду.

Прощальное слово Владыки

«Жалко расставаться, но… се ля ви! Спасибо большое. Если телевидение покажет, хочу обратиться ко всем симбирцам. Я вас полюбил. Вы замечательные труженики, хорошие люди. И мне хотелось, чтобы благословение Божие снизошло на ваши семьи, на ваших детей, на нашу дорогую Симбирскую землю. Я буду совсем недалеко от вас. И независимо от того, сколько я здесь пробыл, моё сердце здесь. А интересно, что так Господь определил, что 50 лет назад я служил здесь в армии, и теперь вот… А присягу принимал в Казанском кремле. Вот вам мистика! И побыл немножко митрополитом Симбирским, и отправляюсь, чтобы быть Казанским. Храни вас Господь, мои дорогие симбиряне, всего вам доброго! У всех прошу прощения, если кого-то обидел… А со своей стороны говорю – я вас люблю, с Богом, до свидания».

 

 

 

 

 



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

*Комментарии, содержащие оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного характеров или ненормативную лексику, а также комментарии, нарушающие положения действующего законодательства, будут автоматически удалены редакцией.