Накануне в нашу редакцию поступило письмо, в котором журналист Дмитрий Стержнев изложил результаты расследования кражи леса в Инзенском районе Ульяновской области при полном попустительстве со стороны Минприроды. Ниже мы приводим его письмо полностью, без редактуры и купюр.

   Около десяти лет назад в Инзенском районе Ульяновской области произошёл экстраординарный случай. Неподалёку от села Валгуссы, в лесу, пропал…сам лес. Вернее, деревья в объёме 10 тысяч кубометров древесины «испарились» в неизвестном направлении. Иначе как атакой инопланетян это не назовёшь.

   Пришельцы, если и правда виновны были они, действовали весьма избирательно: уволокли не просто древесину, а так называемый эталонный лес. Возраст многих деревьев превышал 80-летний рубеж. По закону, «эталонный лес» не подлежит вырубке, разве что во время ЧС или войны. Подсчитали, что пропавший стратегический лесной запас страны на тот момент оценивался в 152 МИЛЛИОНА рублей (сейчас - почти вдвое дороже).

   ДЛЯ СПРАВКИ. Вырублено более 30 га «эталонного леса» объёмом 10 000 куб. м, стоимость. 152 мл руб. (сравнимо со стоимость 9-этажного дома в Ульяновске). Для разработки делянки, по мнению специалистов, понадобилось больше года. В неизвестном направлении вывезено примерно 666 гружёных лесовозов (по 15 куб. м каждый). Несколько десятков экспертиз, в т.ч.комиссии Департамента лесного хозяйства ПФО всё подтвердили, было заведено уголовное дело. Однако, как пояснили следователи МО МВД России "Инзенский", это дело приостановлено с формулировкой: "Невозможно найти виновных".Когда дело свернули, экологическая общественность Ульяновской области подняла шумиху. Вмешались прокуратура и СМИ. Результата - НЕТ! Журналист Арсений Королёв в 2014 году провёл небольшое расследование. На его вопросы тогдашний главный лесничий Инзенского района Бари Камаев развёл руками и заявил, что он в пропаже не виновен, а куда пропал лес, который должен находиться под его контролем, не ведает. Встал вопрос не только о профпригодности самого Камаева, но и о явном нарушении антикоррупционного законодательства. Уполномоченный по противодействию коррупции в Ульяновской области Александр Яшин пообещал разобраться. Но он вскоре покинул пост главного областного борца с коррупцией.

   - К нам обратились с жалобой экологи, - рассказывает журналист Арсений Королёв. - Я обзвонил всех и попытался всё выяснить, но нам дали знать, что это спор хозяйствующих субъектов. Пришлось прекратить расследование...

   Кто дал знать, Королёв не помнит. Последняя инстанция, куда он обращался, - региональное Управление по противодействию коррупции, которым на тот момент возглавлял Александр Яшин.

   И вот тут мистика заканчивается. Судя по досье Яшина, он долгое время работал в МВД, в том числе несколько лет замом начальника по кадрам МО МВД России "Инзенский", а позднее почти два года был главой Инзенского района. Выводы делайте сами. Ведь уголовное дело прекращено людьми, которые наверняка были подчинёнными Яшина.

   Другой «ни в чём не виноватый» фигурант этого дела - Бари Каюмович Камаев –не менее примечательная персона. Уважаемый человек, директор КГУ Ульяновской области "Инзенское лесничество", советник губернатора Ульяновской области, Заслуженный лесничий РФ, депутат.

   Он не знает, кто и куда упёр вверенный ему лес. А за то, что не уследил, мол, понёс наказание - выговор от областного министерства. Даже корочки советника губернатора не отобрали. Правда, таких выговоров у Бари Каюмовича - как у дурака махорки.

   Вот, например, открытое коллективное обращение от жителей Труслейского сельского поселения (депутатом которого, кстати, является Камаев). Суть его в том, что самарское ООО «ПСМ» и ульяновское ООО «Симбирскстройснаб» для ремонта дорог в Инзенском районе начали добывать щебень в промышленных масштабах в карьере на территории этого самого Труслейского поселения. Карьер находится в 32-м квартале  Труслейского участкового лесничества, которое, в свою очередь, подчинено Инзенскому лесничеству. Дорожники, не стесняясь, губили лес и круглосуточно вывозили щебень. Труслейцы уверяют, что разрешительных документов на добычу полезных ископаемых и рубку леса у этих «контор» не было. Однако и никаких санкций к ним не применялось. Получается, что две дорожные компании «поимели» от государства аж дважды: выиграли тендер на ремонт дорог и за счёт государственных недр их отремонтировали. Реакции со стороны Камаева на это нарушение не последовало.

   Зато, судя по попавшим к нам документам, Бари Каюмович активно борется с местными непокорными лесными предпринимателями. С ними самими, кстати, поговорить очень трудно: узнав о том, чем мы интересуемся, сразу бросают трубки.

   - Я вам что-то расскажу, а потом у меня голова с плеч, - говорит директор одного из деревообрабатывающих предприятий. - Сколько мы уж на него жаловались - результата ноль. Видимо, крепко он сидит в своём кресле, раз такие дела под носом у прокуратуры и властей проделывает.

   Правда, предприниматели пообещали скинуть на почту копии своих официальных обращений. Пришло несколько писем. Одно очень интересное. Оказывается, Инзенский лесхоз всячески пытается скрыть лесные пожары. Само госпредприятие не в состоянии бороться с лестными возгораниями, МЧС тут тоже по помощник: лесной массив не входит в зону ответственности этой службы. При каждом возгорании лесхоз обращается за помощью к арендаторам лесных угодий. Предприниматели пожары тушат и на законных основаниях просят лесхоз компенсировать затраты. Так, в апреле-мае 2017 года одно из деревообрабатывающих предприятий по устному требованию директора Инзенского лесничества Бари Камаева потушило два пожара, но законную компенсацию за работу в размере 22 758 рублей не получило. На все просьбы господин Камаев отвечал, что пожаров… не было.  Руководство предприятия пожаловалось в Правительство региона. Из Министерства природы и цикличной экономики прибыла комиссия, которая подтвердила пожары. Но, видимо, министерство Камаеву не указ. Он продолжает настаивать на своём. Мало того, ввёл для неугодных репрессии в виде административных протоколов. На это предприниматели подали жалобу в Прокуратуру Инзекнского района. Но и там заявление положили под сукно…

   Но вернёмся  к тому эпизоду, с которого начали. Чтобы прояснить ситуацию, мы обратились к руководству Министерства природы и цикличной экономики Ульяновской области. Ответ пришёл за подписью и.о. директора департамента лесного хозяйства Петра Микка. В нём говорится: «На данном лесном участке Инзенским лесничеством были назначены санитарно-оздоровительные мероприятия. В соответствии с актом обследования лесных участков, насаждения, произрастающие здесь, были повреждены корневой губкой (дереворазрушающим грибом), и в целях недопущения распространения болезни было решено провести санитарную рубку. Всего было срублено около 10 тысяч кубометров. Работы проводились по договору с предпринимателем, рубки выполнены в срок, без претензий, в соответствии с действующим лесным законодательством.

   В настоящее время на данном лесном участке проведены работы по лесовосстановлению».

   Оказывается, комиссия минприроды области нашла корневую губку, а комиссия Департамента лесного хозяйства ПФО её не нашла! На основании проверки окружного органа было возбуждено уголовное дело, которое впоследствии благополучно «замяли» инзенские следователи. А теперь и областной Департамент лесного хозяйства в лице и.о. директора П. Микка пытается забыть всё плохое и настаивает на первоначальном документе. Однако уголовное дело было возбуждено - это факт! Формулировка его прекращения: «Невозможно найти виновных». То есть преступление всё же было, полиция это признаёт, иначе формулировка была бы немного другой: «Отсутствие состава преступления».   

   Но, как говорится, чем дальше в лес, тем толще лесники. Мы решили потревожить последний оплот справедливости в Ульяновской области: обратились в Управление по реализации единой государственной политики в области противодействия коррупции, профилактики коррупционных и иных правонарушений администрации Губернатора Ульяновской области и лично к Уполномоченному по противодействию коррупции Ульяновской области Светлане Яшновой.

   - Все мои комментарии СМИ - только через пресс-службу губернатора. Морозов -  мой непосредственный начальник, и без его ведома я ничего комментировать не буду!

   Увы, Яшнова оказалась немногословна и категорична.

   Вместо послесловия.

   Как нам пояснил, опять же на условиях анонимности, один из сотрудников аппарата Правительства Ульяновской области, дело идёт к тому, что назревает ещё один грандиозный коррупционный скандал уровня "Фармдела". И это скандал будет напрямую связан с Министерством природы и цикличной экономики. Уж слишком много там "камаевых" развелось. Эту информацию подтверждает тот факт, что сейчас это Министерство в экстренном порядке ликвидируют. Уже в первых числах апреля появится новое ведомство, и пока не известно, со старыми кадрами или нет. В любом случае, сели верить нашему источнику, то уже совсем скоро прокуратура может дать ответ на вопрос: ульяновские власти чистят кадры или заметают следы?


Добавить комментарий