В конце 2007 года в России выбирали нового Президента, регионы содрогались в пылу политических баталий за места в Государственной думе и областных парламентах. Новый 2008-й год наступил внезапно, его встречали, облегченно вздыхая – наконец-то все это закончилось… Впереди были мучительно долгие рождественские каникулы. В ночь перед Рождеством милицию подняли по тревоге…

   Перед Рождеством

   Бизнесмена Владимира Долгановского,1943 года рождения, похитили 4 января 2008 года. Когда он, возвратившись с работы, остановил машину ВАЗ 2110 серебристого цвета около подъезда своего дома, ударили по голове рукояткой пистолета, бросили на заднее сиденье его же машины и увезли в неизвестном направлении. Заявление в милицию об исчезновении человека поступило на следующий день. Жена видела его в последний раз утром, когда он уезжал на работу, сотрудница - офис-менеджер в 15.45, когда, попрощавшись, ушла домой пораньше, а Владимир Михайлович, не смотря на праздничный день, задержался в кабинете. В 17.17 он вывел машину со стоянки перед офисом и поехал домой. Зайти в подъезд он не успел…

   6 января около 23 часов на 164 километре трассы Цивильск - Сызрань в 800 метрах от поста ДПС «Большое Нагаткино» были обнаружены трупы двух милиционеров, в упор расстрелянных неизвестными преступниками. На место преступления выехала следственная бригада в составе, который трудно представить себе в иных обстоятельствах – недавно назначенный на должность начальника УВД генерал-майор Анатолий Бакаев, руководитель следственного управления при прокуратуре старший советник юстиции (тоже генерал) Алексей Евдокимов, начальник областного уголовного розыска Евгений Резуненко, следователь по особо важным делам СУ Валерий Саенко, следственная бригада прокуратуры, криминалисты. Профессионалы испытали шок. «Да, все были в шоке, - вспоминает Евгений Резуненко, - Преступления в отношении сотрудников милиции были, но в упор расстрелять сотрудников ГИБДД… В течении лет десяти такого у нас точно не было…».

   Основания были. Преступление было циничным, не вписывалось в обычные криминальные сводки. «Я думал, что приехал в спокойный город, где надо поддерживать порядок, укреплять работу, - рассказывает Анатолий Бакаев, - а тут вдруг – настоящее Чикаго... Такого я не ожидал».

   Валерий Саенко, который в ту ночь заступил на дежурство, выехал в Цильнинский район вместе с криминалистами. Осмотр места преступления начали сразу. В ту ночь было морозно. Начали с общего осмотра, постепенно сужая круги.

   Стреляли двое

   «Что мы увидели… Стоит около обочины машина. Горят фары дальнего освещения. Стекло боковое приспущено, работает двигатель, - вспоминает следователь Валерий Саенко, - В салоне сидит человек, привалившись на право, убитый сотрудник милиции. В салоне играет музыка…» В нескольких метрах справа – второй труп, милиционера в форме застреленного в спину.

   Следственная группа работала до утра. Было холодно и темно – светили фарами автомобилей, фонариками. Двух понятых с трудом нашли в соседнем селе и вывезли для наблюдением за расследованием – наступало утро. Припорошенную снегом трассу прочесывали миноискателями. Нашли разбитый сотовый телефон, пластинку жевательной резинки там где лежало тело убитого милиционера , гильзы и пули. На капоте автомобиля – отчетливые следы рук…

   Понять, как все произошло, было трудно. Следователям потребовалось немало времени, чтобы установить, что стреляли снаружи. По ходу расследования сложились версии – либо стреляли те, кого везли в салоне, либо снаружи. Экспертиза показала, что стреляли в машину…

   «Осмотрели труп водителя – было установлено, что оружие при нем, - рассказывает Валерий Саенко, - оно находилось в застегнутой кобуре под бушлатом…»

   «Лица, с которыми имели дело погибшие, были реально подготовлены, - продолжает рассказ Евгений Резуненко, вспоминая тот день, - Шансов у патрульных не было. Их убили сразу».

   Стреляли двое, разряжая обоймы за считанные секунды. Шансов действительно не было. Это была работа профессионалов. Двое бандитов стреляли слаженно, один убил водителя, просунув оружие чрез опущенное стекло, другой стрелял в его напарника, который сидел на переднем сиденье. Милиционера, который пытался убежать добили. Впоследствии эксперты нашли 16 пуль, выпущенных бандитами.

   «Сведения нарастали как снежный ком, - вспоминает Валерий Саенко, - Утром 7 января, после осмотра собрались в кабинете начальника ногаткинсого РОВД… Каждый доложил свое, обменялись информацией. Если бы план «Перехват» сработал, преступников взяли бы через полчаса. Не сработал…»

   Сведений было немного, поэтому версии выдвигались смелые и весьма разнообразные – от убийства при задержании до бытовой мести обиженных местных жителей. Быстро установили, что только за первые пять дней нового 2008 года милиционеры составили 207 протоколов об административных нарушениях, да и среди водителей, часто проезжающих этой трассой, их знали, как «гаишников» весьма строгих. Большенагаткинский пост ДПС – один из ключевых в Ульяновской области. Его невозможно объехать ни по пути в соседнюю Чувашскую Республику, не в Сызрань, здесь идет трасса на Нижний Новгород и, далее, на Москву. Впрочем, опытные, особенно не всегда трезвые водители, знают объездную, «пьяную», как ее называют дорожку. Знали о ней, судя по всему, и преступники и по ней пытались миновать пост.

Левендеев Евгений Вячеславович

Игнатьев Иван Петрович

   Е.Левендеев и И.Игнатьев перед встали на контрольной точке, с которой видна вся дорога – и трасса, и объездной путь. В 17.10 они прошли инструктаж, получили оружие – пистолеты ПМ и на личных Жигулях 2114 Игнатьева, отправились на дежурство. Попив чаю на посту, милиционеры вышли на маршрут, двигаясь в сторону села Алгаши. Вернувшись через полчаса, доложили обстановку и снова уехали перекрывать объездную дорогу.

   «Когда бандиты поехали по ней, патрульные их заметили и жезлом приказали остановиться, - восстанавливает события той ночи Валерий Саенко, - они остановились. Но на заднем сиденье был связанный Долгановский – у него были связаны руки и ноги, заклеен скотчем рот и шапка одного из бандитов глубоко надвинута на лицо. Все они были вооружены Свет в салоне был выключен…». Когда милиционеры попросили включить свет для досмотра машины, один из бандитов сказал, что свет в салоне не работает, и попытался предложить взятку. Стекла были тонированы, взятку не милиционеры не взяли и, забрав документы, предложили двигаться в сторону поста… Патрульная машина ехала за задержанными, но на пост о задержании не сообщили.Они останавливались дважды – и дважды патрульные отказались от денег. На третий раз бандиты поняли, что переговоров не будет, и начали стрелять…

   Когда сменщики не появились в 22.00, как положено по регламенту, с поста им стали звонить на сотовый телефон. Те не отвечали, телефон успевшего выбежать из машины в самом начале расстрела Евгения Левендеева был разбит к тому времени пулей, и его осколки лежали рядом со следами тела в снегу. Они были расстреляны почти три часа назад, между 19.35 и 20.02.

   Опросы свидетелей и возможных очевидцев, осмотр места происшествия позволили в общих чертах восстановить картину убийства. Загадкой оставались личности убийц. Стреляли двое. Они ехали на машине неустановленной марки, предположительно модели ВАЗ. Что это были за люди, куда они ехали, что везли и почему начали стрелять – об этом можно было только гадать.

   Еще одно убийство

   Ранним утром 7 января на улице Портовая, что недалеко от речного порта был обнаружен труп молодой девушки с тяжелой черепно-мозговой травмой, которая, по всей видимости, и привела к смертельному исходу. Других следов насилия эксперты на теле не обнаружили. Когда погибшую опознали, стало понятно – в городе что-то происходит. Гульназ Замдиханова, 22 летняя следователь Засвияжкого РУВД не успела проработать в милиции и двух месяцев. Как стало понятно почти сразу, после осмотра тела, смерть наступила около 22 часов накануне, через несколько часов после убийства милиционеров.

   «В праздник, - вспоминают в уголовном розыске, - это шестого числа, около 300 человек было задействовано. С шестого числа до раскрытия данного преступления постоянно работали три группы, а так же работники прокуратуры, следственного комитета, опера, участковые… Мы такого масштаба и не припомним». Созданный по горячим следам координационный штаб работал ежеминутно.

   Вскоре стало понятно, что убийство в речном порту – случайность. Пьяный отморозок, подсадил девушку и начал к ней приставать. Когда она заявила, что работает в милиции – ударом по голове оглушил и выбросил из машины. Удар оказался смертельным. К расстрелу милицейского поста это отношения не имело. Случайность рокового января 2008 года.

   Сведений было так мало, что следственной группе впору было впасть в отчаянье. Поиски продолжались, отрабатывали каждую версию, каждую мелочь. Ночами спать приходилось редко. Ситуация становилась критической – дело на контроле МВД и Генпрокуратуры, а результатов почти нет. Стали поднимать информацию по всем преступлениям, совершенным в течение ближайшего месяца. Первым в качестве версии обратили внимание на исчезновение Владимира Долгановского. Стала формироваться новая версия.

   К тому времени город и область заполнили слухи – говорили о криминальных разборках 90-х, террористах, расправах с милиционерами за поборы (с 1 января в действие вступил новый административный кодекс, штрафы возросли на порядки), строили нелепые предположения. Следственная группа ждала , что непременно получит новые сведения.

   Перелом

   Перелом наступил на 10-11 сутки расследования. «Да, переломный момент был, - соглашается полковник Резуненко, - Он наступил, когда пошла конкретная информация, когда появилась возможность отсеять все лишнее, сконцентрироваться на сути проблемы». Сыщики работали по всем направлениям, по самым, казалось бы, незначительным деталям. Пробитые через областную пулегильзотеку боеприпасы калибра 9х17 от пистолетов ИЖ-71, находящихся на вооружении преимущественно частных охранных структур идентифицированы не были. На всякий случай проверили все охранные агентства, сотрудники которых имеют на вооружении подобные пистолеты и его разновидности. Выявили множество нарушений, изъяли более 50 единиц оружия. Но гильзы идентифицировать не удалось. Отправили в Москву, в центральную криминалистическую лабораторию МВД России.

Генерал Анатолий Бакаев

   «Я задействовал все свои связи в министерстве, - говорит генерал Анатолий Бакаев, - чтобы экспертизу боеприпасов провели в Москве, в центральной криминалистической лаборатории МВД как можно быстрее. Все понимали, что здесь критичен именно фактор времени. Времени у нас не было…».

   Новые сведения

   Гильзы опознали быстро. А вот и еще одна случайность в этой истории – сведения об идентификации оружия пришли генералу Бакаеву в студии телевидения, во время записи телепрограммы. Отвечая на мои вопросы о первых впечатлениях от Ульяновска, о новом назначении, генерал был сдержан, говорил, что пока разбирается с ситуаций. Про громкие преступления предпочел не говорить, поскольку идет расследование (это был кризис, настоящий кризис, разрешения которого ожидали сыщики, но о котором ничего не знала публика). В какой-то момент, нарушая принятые в студиях правила, прямо во время записи звуконепроницаемая дверь открылась и взволнованная начальник пресслужбы, сопровождавшая Анатолия Бакаева, протянула ему сотовый телефон.

   - Москва, экспертно-криминалистический центр, товарищ генерал!

   Во время разговора лицо начальника УВД менялось несколько раз. Из коротких фраз, брошенных в ответ собеседнику, вопросов и счастливого – «Спасибо!», сказанного в конце разговора, я понял – это про милиционеров…

   - Мы нашли оружие, теперь мы знаем, откуда оно! – сказал генерал. Запись продолжалась и передача получилась какая-то сумбурная в смысле композиции, зрители не совсем поняли, что именно произошло тогда в студии. Но именно в этот день появился у следствия Дагестанский след, который, в конечном итоге, и вывел сыщиков на убийц Владимира Долгановского и милиционеров.

   Дагестанский след

   О связи между похищением бизнесмена и убийством сотрудников ДПС следствие стало догадываться почти сразу – так подсказывала логика и профессиональная интуиция. На одном из заседаний оперативного штаба догадку высказал генерал Бакаев, ее поддержали, как версию и начали отрабатывать.

   «Было очевидно, что два таких дерзких и совершенно нетипичных для Ульяновска преступления, произошедшие почти одновременно, одно за другим, могут, должны быть связаны между собой, - рассказывает Анатолий Бакаев, - У нас не было доказательств, но версия убийства милиционеров при перевозке похищенного Долгановского была весьма вероятной, как и оказалось в последствии»…

   В ночь 22 мая 2007 года в поселке Шамилькала Унцукульского района республики Дагестан, произошло дерзкое ограбление почтамта, откуда было похищено более миллиона рублей и 6 пистолетов ИЖ-71, кобуры, обоймы и боеприпасы к ним. Именно эти «стволы» и опознали московские криминалисты по пулям и гильзам, изъятым на месте убийства ульяновских милиционеров.

Пистолет ИЖ-71 из материалов уголовного дела

   «Стало понятно, что нужно ехать в Дагестан, - рассказывают сыщики, - следы преступников уходят на Северный Кавказ…». Следственная группа из Ульяновска отправилась в Дагестан.

   На Северный Кавказ

   Именно там разрозненная картина стала вырисовываться четче, тонкие ниточки – соединяться, разрозненные сведения, как мозаика заполняться деталями. Оперативные мероприятия, проведенные в Дагестане, о которых в следственных структурах подробно говорить не принято по причине секретности, накладываемой уголовно-процессуальным кодексом и спецификой работы, вывели на первого фигуранта.

   СПРАВКА

   Гаджиев Шамиль Ахметович, 23.06.1982 г.р., уроженец села Балахани Унцкульского района республики Дагестан. Не судимый. По данным правоохранительных органов замешан в ряде особо опасных преступлений на территории Дагестана и других регионов России. Проходил обучение в террористических лагерях на Северном Кавказе. Имеет отличную боевую подготовку. Особо опасен.

   Почти сразу установили, что двоюродный брад Гаджиева - Магомед Мусагаджиев - без малого пять лет живет и работает в Ульяновске, женат, имеет детей(двух сыновей), исправно посещает Вырыпаевскую мечеть и, что привлекло внимание следователей, работал на строительстве коттеджа Владимира Долгановского. Впрочем, в Ульяновске задержать Мусагаджиева не удалось. Он бесследно исчез в самом начале года. Мозаика преступления сложилась. Шел март 2008, наступала весна. Третий месяц следствия.

   Брали Мусагаджиева в Махачкале 15 марта, около полудня. Брали непросто, были оперативные действия, спецоперация, бойцы Дагестанского спецназа, спецназ ФСБ – по сути, войсковая операция. Блокировали в жилом доме на улице с мирным именем Гагарина, д.12, потом штурм, но обошлось без жертв. А дальше как в привычных сводках новостей – квартира забита оружием, наручники, этапирование в Ульяновск. Мусагаджиев быстро заговорил – начал рассказывать детали убийства милиционеров и похищения Долгановского. Первоначальная версия следствия подтвердилась – интуиция сыщиков не подвела. Бандит сдал подельников, рассказал и о похищении, и об убийстве.

   Еще через два месяца 24 мая, в Дагестанском селе Ратбул взяли Гаджи Алиева, который, как выяснилось в ходе допросов, собственноручно задушил заложника. Он тоже всех сдал, рассказал массу деталей, выдал оружие – тот самый пистолет ИЖ-71, из которого стреляли в милиционеров, и указал, где находится тело Владимира Михайловича Долгановского. В Дагестане задержали и третьего участника банды – И.Забирова, бывшего охранника речного порта, осевшего в Ульяновске несколько лет назад.

   «Кололись» бандиты охотно. События января 2008 года есть в материалах следствия и в приговоре суда, который оградил общество от подонков на 26, 19 и 12 лет соответственно. Трагическая история с похищением и последующим убийством В. Долгановского хорошо известна, описана в прессе, передается из уст в уста. Наш рассказ не о преступлении – мы пытались разобраться в том, как это преступление было раскрыто.

   Как это было

   Логика обстоятельств в этом деле часто оказывалась подверженной неумолимому стечению обстоятельств. Двоюродный брат Гаджиева волею судьбы оказался в тихом Ульяновске, женился и устроился в строительную бригаду. Долгановский случайно оказался именно тем человеком, коттедж которого строил его будущий похититель. Дальше вступила в действие логика обстоятельств. Гаджиев и Алиев, наследившие в Дагестане, решили отсидеться в Ульяновске – спокойном областном центре, далеко от горящего Северного Кавказа. Желание заработать – много и сразу, возникло совсем скоро, сильно нужны были деньги. Банда появилась сама собой, цель определилась быстро – Мусагаджиев не мог забыть богатого бизнесмена, отца еще более богатого бизнесмена и политика. Профессиональные террористы работали привычно – определение жертвы, слежка, захват, требование выкупа в 10 миллионов рублей, записанное на сотовый телефон заложника. Только вот случай опять вмешался в хорошо отработанный план.

   Сына похищенного, способного заплатить выкуп, не было в то время в стране и видеообращение жертвы передать было в те дни некому. В руинах обувного цеха на окраине Ульяновска, где первоначально спрятали Владимира Долгановского под охраной Гаджи Алиева, было слишком опасно – бомжи, мальчишки, посторонние люди. Заложника решили перевезти и перевезти срочно, благо подержать его неделю-другую в своем доме согласен мулла Новых Темерсян, что в Цильне, Озод Кушматов, единоверец и человек надежный.

Дом Озода  Кушматова в Новых Темерсянах

   И снова случай – объезд милицейского поста закончился встречей с мобильной группой ДПС. Машину остановили для досмотра. Переговоры, требование проехать на пост. Не взяли милиционеры и предложенной мзды. Предупрежденный о молчании Долгановский на заднем сиденье молчит. Если бы он закричал, попытался вырваться – снова история могла пойти по-иному – может успели бы милиционеры достать оружие, может дали бы по газам бандиты… Теперь этого не узнать.

   Поехали за «гаишниками» на пост, остановили их миганием дальнего света, подошли к машине и тут же расстреляли. Они шли убивать. Гаджиев стрелял быстро, с двух рук, сначала в лобовое стекло, потом, просунув пистолет в окно водителя. Мусагаджиев добивал еще живого Левендеева, когда тот, раненый в голову и грудь, попытался убежать. Случай…

   С этой минуты ситуация у бандитов вышла из-под контроля. Ни о каких переговорах и речи быть уже не могло – Долгановский слишком опасный свидетель, отпускать его было нельзя. Опытные бандиты чувствовали – в области становится слишком опасно, нервничали. Расстреляв милицейский пост, не останавливаясь, приехали к мулле в Темирсяны, снова оставили Алиева охранять заложника, которого заперли в бане, и тут же, на машине отправились в Татарстан. Уже на следующий день после убийства след братьев находят в Саратове, где они приобрели билеты на поезд №894 «Саратов-Астрахань», прибывающий в Астрахань ранним утром 8 января. Окончательно они теряются в Дагестане. В марте Мусагаджиева взял спецназ. Дело пошло к завершению.

   Владимира Долгановского держали на подворье муллы в Темирсянах еще неделю. Хозяин подворья нервничал все эти дни, ждал, что заложника заберут, понимал, что его крупно подставили. К середине месяца стало понятно, что никто не приедет, что вся ответственность за похищение и убийства будет теперь на нем, сообщнике похитителей и убийц. Он стал убеждать Алиева, что отпускать похищенного нельзя и надо как-то решать проблему. Алиев, который тоже остался один, которого бросили подельники, не находил себе места и страшно боялся. Он легко поддался на уговоры Кушматова – дескать, если заложника отпустить – он тебя сдаст, начнет мстить за похищение, а деньги и связи для этого у него есть.

    Трудно сказать, как развивалась ситуация дальше... Известно одно. Мулла был убедителен и настойчив, и 13 января Алиев принял решение. Он зашел в баню и, набросив на шею Владимира Долгановского веревку, задушил его. Закопал там же, в подвале дома и скрылся на Кавказе, где его впоследствии задержали Дагестанские власти. Гаджиев и гостеприимный мулла Кушматов исчезли бесследно. Объявлены в федеральный розыск и задержаны пару лет спустя. Суд над подонками завершился в 2010-м. Магомеда Мусагаджиева приговорили к 24 годам лишения свободы, Гаджи Алиева - исполнителя убийства Владимира Долгановского к 19 лет колонии строгого режима. Ильдара Забирова к 12 годам колонии строгого режима. Озод Кушматов, в доме которого содержали и убили Долгановского был объявлен в международный розыск и после задержания в Кыргызской Республике 26 августа 2011 года этапирован в Российскую Федерацию. Ульяновский областной суд вынес ему приговор - 14 лет колонии строгого режима.

Задержание Озода Кушматова (фото с сайта Новые лица)

   В остальном 2008-й год в Ульяновске был спокойный…

Автор: Олег Самарцев
Источник: vremenaru.com


Добавить комментарий